nevalyashka

— Дедушка Ыхгыр, посмотри, что я сделал! Правда, красиво!

— Хмм…. Что ж, красиво… Только делал ты это без души, так, что бы только похвастаться. Это пустышка.

— Дедушка, ты что… Я так старался…

— Не плачь. Это хорошо, что тебя задели мои слова. Если захочешь, можно и эту пустышку наполнить жизнью. Тогда твоё изделие будет действительно радовать. И радовать не только глаза человека, но и его сердце. Я научу тебя как это сделать. Если захочешь…

Давай сделаем так… Я сделаю точную копию твоей поделки – линию в линию, цвет в цвет, а ты попробуешь отличить свою поделку от моей. Если сможешь найти отличие, если оно тебе понравится, я научу тебя, как это делается. Идёт?

— Идёт, дед!

……………….

— Ну, внучек, смотри.

— Дееед… Как ты это смог… Это же две абсолютно одинаковых поделки… Они же неотличимы. Размер, цвет, линии, да вот даже эта капелька краски – она у меня случайно капнула, и я её не заметил во время, она у тебя тоже есть.

Ой, а какая из них моя, а какая твоя?

— Не спеши внучек. Ты не глазами смотри. Ты в руки их возьми, подержи, покрути их. И не глазами, а руками, сердцем своим смотри. Сердце, оно не обманет…

— Дед, эта вроде теплее. Нет, не так. На ощупь то они тоже одинаковые, а вот эту из рук даже отпускать не хочется. И греет она не руки, а словно что-то внутри отзывается. Что это, дед?

— А это и есть моя поделка. Молодец, заметил!

— Научи, дедушка!

— Экий ты быстрый! Научу. Но давай сделаем так – я тебе расскажу сказку. Сказку про то, чего никогда не было. Вдруг сам догадаешься, как это делается.

— Давай!

 

Давным-давно, в незапамятные времена, так давно, что ещё не было Великой Моголии и даже самих моголов, жили-были Асхы. Это было древнее  племя воителей. Жестоких и сильных. Всё что они умели – только воевать. Они заставили работать на себя все ближайшие племена. Им ковали оружие, доспехи, для них выращивали фрукты и овощи, шили одежду, строили дома. Асхы только воевали. Правда, надо отдать им должное, они и защищали своих соседей, тех, кто снабжал их, от других воюющих племён.

И вот, однажды, в племени Асхов родился мальчик. Слабенький мальчик. Шаманы, которые присутствовали при родах, посоветовали родителям избавиться от него – слишком он был слаб и не мог со временем стать воином, как остальные Асхи. Но родители ребёнка оставили. Назвали они сына Ашхатом, то есть «Изменяющим» — уж очень они надеялись, что Ашхат со временем сможет изменить себя, переборов природную слабость тела.

Год за годом летело время, мальчик рос, но был он очень слабым. Он не мог быстро бегать, бороться, махать мечом. Другие дети вначале дразнили его, но потом стали его сторониться. Иногда, когда Ашхата особо сильно начинали дразнить, глаза его начинали светиться каким-то неестественным светом, словно жар его сердца подсвечивал их.

Ашхат очень любил проводить время на небольшой полянке за своей деревней, где он мог, растянувшись в густой траве, мечтать, глядя на проплывающие мимо облака. У Ашхата было живое воображение. В своих мечтах он удалялся в дальние страны на горячем жеребце, переплывал океаны на огромном корабле, участвовал в самых жестоких битвах в роли полководца. Мечтать ему помогали облака. Они превращались то в корабль, то в табун лошадей, то в поле боя, а иногда они уносили его куда-то далеко-далеко, так далеко, что Ашхат даже не знал как описать те места, где он оказывался в своих мечтах. Ему нравилось словно растворяться в окружающем его мире, чувствовать каждое дуновение ветерка, слышать все звуки – так, словно они раздавались в самом его сердце. В такие моменты Ашхат чувствовал себя единым с окружающим его миром. В один из таких дней, Ашхат вдруг заметил, что проплывающие по небу облака словно подчиняются его воле, принимая тот образ, который ему хотелось в этот момент видеть. Через какое-то время, Ашхат заметил, что облака меняют свою форму по его желанию не тогда, когда он заставлял их измениться, приняв другой образ, а когда он словно растворялся в них, становился ветром, который их нёс, когда его сердце наполнялось щемящей радостью от чувства полёта.

День шёл за днём, Ашхат с каждым днём всё большего и большего достигал в искусстве рисования облаками. И как-то, замечтавшись и увлёкшись рисованием облаками, мальчик не заметил, как к его полянке подошёл табун диких коней. Асхи давно хотели приручить этих огромных, почти в полтора раза больших обычных коней и гордых животных. Но дикие кони отказывались ходить под седлом. В своих мечтах Ашхат давно желал прокатиться на одном из таких коней, но понимал, что если даже лучшие воины его племени не могли покорить этих гордых животных, то у него и подавно не хватит на это сил. Однако, желание Ашхата было на столько сильно, что от него ли, от близости ли огромных коней у Ашхата закружилась голова и он закрыл глаза…

Но, ожидаемая темнота не наступила. Словно нарисованными червонным золотом на угольно-черном фоне он увидел коней. Но не глазами. Ашхат был словно растворён в золотистом сиянии и окружающей темноте. Каждой клеточкой своего тела он «видел» то, что происходило вокруг. Через какое то время угольно-чёрный фон почти полностью заполнился золотыми и пурпурный всполохами, фиолетовыми линиями и сиреневыми переливами. Каждая цветовая игра вела своё начало от какого-либо растения, птицы, животного, или насекомого, который был рядом с мальчиком. И даже лёгкий летний ветер тоже имел свой, неописуемый цвет.

Придя в себя от нахлынувших на него красок, Ашхат легко нашёл во всём многообразии золотистое свечение диких коней. Он почувствовал биение сердца каждого коня, силу и мощь коней, их желания и стремления. Он понял, что никогда Асхам не оседлать диких коней, потому как они предпочтут скорее умереть, чем почувствовать на себе сёдла, подчиниться воле шпор и хлыстов. Понял это и погрустнел… Похоже, что его мечте было не суждено осуществиться…

И тогда он решился на отчаянный поступок. Он решился попросить коней прокатиться на одном из них. Только один раз. Но, не словами. Сердцем. Ашхат чувствовал, как он захлёбывается от жара своего сердца, от желания полёта и от ощущения пустоты от того, что мечта может не осуществиться. У него возникло ощущение, что безмолвный крик просто разрывает его. Один раз! Только один раз! И потом ему уже будет не так тоскливо и одиноко жить, постоянно ощущая себя изгоем в собственном роду. Ведь даже родители уже почти смирились с тем, что их сын так никогда и не сможет стать воином клана Асхов. Безмолвный крик Ашхата что то изменил в окружающем его мире, изменились цвета, окружающие его, изменилась их яркость. Мир словно замер и прислушался к его безмолвному и беспомощному крику. Вдруг от Ашхат «увидел», что от табуна отошёл и направился в его сторону один, самый яркий конь, исходящая от которого мощь была сопоставима с мощью оставшегося сзади табуна.

Что-то влажное ткнулось в плечо Ашхата. Открыв глаза, Ашхат увидел стоящего над собой огромного иссиня-чёрного коня. Даже в сравнении с другими дикими конями он был огромен. Но страха Ашхат не испытал. Он сердцем чувствовал безмерную мощь и доброту коня, который возвышался над ним. Встав с травы, на которой всё это время он лежал, Ашхат понял, что ему всё равно не взобраться на коня, на столько тот был велик. И словно услышав его, конь согнул колени и лёг рядом. С трудом взобрался Ашхат на коня. И тут конь медленно, что бы не испугать мальчика, встал.

Ашхату показалось, что он взлетел – так высоко на мир он ещё не смотрел. «Вперёд!» — попросил коня мальчик. И конь, постепенно набирая скорость, заструился над полем. Он не скакал. Мальчик не ощущал неизбежных толчков от бега коня. Конь словно летел. Всё быстрей и быстрей. Вот уже ветер даже не свистел в ушах мальчика, а ревел. Ашхату стало тяжело дышать, но он хотел только одного – мчаться вперёд, всё быстрей и быстрей. И конь радостно откликнулся на безмолвную просьбу мальчика. Всё быстрей и быстрей нёс конь Ашхата всё дальше и дальше. Мальчик раскинул руки и задыхаясь от восторга и набегающего ветра, что есть мочи закричал «Э-ге-гей!!!!» и ветер послушно подхватил его крик, разнося его по округам.

И люди замирали, услышав этот радостный крик, и кровь начинала быстрее бежать по их телу, и понимали они, что пришло новое время — время, когда невозможное становится возможным, когда чудеса сами приходят в гости к человеку и остаются с ним уже навсегда.

Мир менялся прямо у них на глазах и подтверждением этому был мальчик, летящий быстрее молнии на чёрном коне. Летящий без седла, шпор и хлыста, летящий благодаря силе своего горячего сердца и захлёбывающийся собственным криком от неописуемого восторга.

 

Уставшего, но счастливого Ашхата конь принёс прямо к дому. Мальчик, даже спустившись с коня, всё ещё находился в каком то другом мире, мире единения с конём, с ветром, с миром который его окружает. Это было новое и потрясающее чувство. Чувство, которое в корне изменило мальчика.

Но судьба, похоже, решила не давать мальчику отдыха в этот день.

Войдя в дом, Ашхат замер от неожиданности. В самой большой комнате, за огромным, наспех сколоченным столом, сидели представители всех кланов, которые, так или иначе, сотрудничали с Асхами. А во главе стола сидел глава Асхов. Впервые за одним столом, плечом к плечу, в тесноте, что бы за столом убралось как можно больше людей, сидели воины и гончары, кожевники и плотники, портные и землепашцы, сказители и фокусники, главы кланов и мастера. И хотя стол был огромен, но места всем за ним всё равно не хватило. Люди стояли и за столом. И взгляды всех людей в тот момент, когда в комнату вошёл Асхат, устремились на него. Ещё утром, мальчик бы, смутившись, просто убежал, ища защиты у родителей. Но позади была бешеная скачка — скачка которая так сильно изменила мальчика.

Разговор предстоял долгий и очень серьёзный. «Спрашивайте» — сказал Асхат.

 

Еле стоящего на ногах Асхата, но счастливого от ощущения того, что всё сделано правильно, родители уложили спать с первыми лучами солнца. Но люди, собравшиеся для разговора,  не расходились ещё долго. И не удивительно. Они сами увидели, что древние сказки и легенды, в готорых человек мог разговаривать с животными, управлять ветрами, наполнять жизнью предметы оказались и не такими уж и сказками. Увидели и почувствовали. И постарались научиться тому новому, что открылось для них благодаря маленькому мальчику. И ведь как они раньше до такого сами не додумались, ведь и нужно то всего лишь раскрыть своё сердце на встречу миру, принять в себя дыхание мира и в ответ подарить маленькую частичку своей души. И не важно, чем ты занимаешься – разгоняешь ли облака, куёшь новый меч, исцеляешь животное или человека, сажаешь ли хлеб, шьёшь одежду. Если человек был способен раскрыть своё сердце, с душой отдавшись любимому делу, то результат превосходил самые смелые ожидания.

 

Люди назвали новое искусство «Могией», а тех, кто был способен раскрывать своё сердце «Моголами». Потому что тот, кто мог дышать этим миром, кто мог поделиться своею душой с миром, тот и был Моголом.

 

— Вот и сказочке конец, а кто слушал – молодец. Ну что, внучек, сможешь наполнить свою поделку жизнью, вложив в неё частичку своей души? Понял, как это сделать?

— Я попробую, дедушка.

— Вот и умница! А теперь побежали к бабушке на пироги, ведь не зря она сегодня всё утро пекла их для тебя, вкладывая в них свою душу и свою любовь!

 

 

 

М.Г. Механькин

20 марта 2013 г.

Странички Максима | Дата добавления: 20th Март 2013