mech

— Дедушка Ыхгыр, давай понарошку подерёмся на палках!

— Ты что, внучек, разве можно со старым человеком драться?

— Нет, дедушка, мы же понарошку подерёмся, ну поиграем!

— Да не умею я играть так… Я старый уже для таких игр…

— Ну давай, давай, дедушка! А я тебе покажу чему нас городской мастер-наставник меча учит! И тебя научу!

— Нууууу… Если вас мастер-наставник учит… Давай, покажи, ЧЕМУ он вас учит…

— Дедушка, так нечестно! Ты неправильно дерёшься!!!

— ЭЭЭЭЭ…. Это почему? И вообще, я же говорил, что понарошку драться я не умею. Я сражаюсь. Так, как когда то меня учил мой дед и мой отец… Но, это мы отвлеклись…

Так почему ты говоришь я неправильно работаю с мечом?

— Наш мастер-наставник учит нас держать меч крепко, обеими руками, бить сильно, стоять на ногах крепко. Ты вроде бы и держишь палку обеими руками, но она у тебя как птичка с одной руки в другую перелетает. Ты то раскроешь пальцы одной руки, то закроешь, открывая пальцы на другой руке. А ещё ты ходишь неправильно. Нас мастер-наставник учит крепко стоять на месте – как дерево, которое своими корнями глубоко ушло в землю. А ты словно ветер вьешься вокруг меня, я даже прицелиться не могу. А ещё, а ёщё – ты бьёшь неправильно! Нас учат встречать меч врага своим мечом, сильно ударяя. Это что бы меч врага сломался о твой меч. А ты ни разу даже не коснулся моей палки своей, зато меня всего избил… Это нечестно! Ты дерёшься неправильно, как… Как девчонка! Вот!

— Ого… Ну… Внучек, ты пойми, я не могу плохо говорить о твоём мастере-наставнике… Он мастер, да ещё и твой наставник. Тебе с ним общаться ещё не один год… Наверно, он учит вас сейчас основам, учит не бояться ударов, не бояться их наносить, быть сильными и мужественными. Это всё вам пригодится в жизни. Да и войны сейчас нет никакой, и бунтов нет  — все мятежники и бандиты давно сгинули благодаря стараниям нашего Великого Солнцеликого Правителя, да прославится имя его в веках! Так что меч тебе в руках и держать то не придётся…

А я жил в смутное время, когда часты были бунты, когда бандиты вырезали целые деревни… И каждый надеялся только на себя и на своё умение держать в руках меч ли, палку ли, кирку или топор.

И вот представь себе, что бы было, если бы я работал с мечом, так как ты сейчас… У жителей селений зачастую не было железных мечей и они сражались с вооружёнными до зубов мятежниками палками и шестами. Как ты думаешь, что будет, если я палкой встречу железный, хорошо отточенный меч? Неужели его меч сломается? Да и стоять на месте было нельзя. Когда на тебя летит отряд, голов под триста – уже не до красивых поз и гордых взглядов. Тут нужно двигаться…

Но ты живёшь в другое время. Ты живёшь в самой прекрасной стране, в самое лучшее время, когда можно себе позволить и расслабиться, и чуть поиграть…

Каждое время рождает своих и героев, и воинов, и методы их подготовки… Тебе повезло больше, чем мне.

Сейчас тебе не требуется с оружием в руках защищать свою жизнь, уметь строить укрепления, ставить через реки мосты, думать о том, что и когда надо посадить в землю и как сохранить урожай… Думать сейчас вообще порой не надо… За тебя уже всё сделано и решено… Тебе нужно быть сильным и здоровым, что бы трудиться во благо нашего Великого Солнцеликого Повелителя, умножая богатство нашей страны.

Поэтому делай так, как показывает ваш мастер-наставник, а если интересно будет – спрашивай и меня.

В любом случае – ты молодец, раз смог заметить такие вещи! Значит, не зря мы с тобой общаемся!

 

— Ну ладно, дедушка, я уже не обижаюсь! Дедушка Ыхгыр, а расскажи сказку!

— Сказку? А я то думал что ты уж наслушался меня на сегодня.

Ну ладно, будет тебе сказка – заслужил! Только помни, что сказка эта про то, чего никогда не было на самом деле.

 

 

Давным-давно, в незапамятные времена, тогда, когда ещё сильна была Великая Моголия, жил-был на свете великий Мастер Меча. Именно Мастер. Он знал про мечи всё. И как ковать их, и как ими пользоваться; как сражаться одним мечом и как — держа в каждой руке по мечу. Этот Мастер был способен выиграть бой у целого отряда вооружённых бандитов. И он же учил сельских детишек, как защитить себя с помощью обычной веточки.

А ещё, он замечательно пел песни. Если он пел свои песни на празднике, то не было веселее того праздника – у людей ноги сами шли в пляс, и радовалось сердце. А если он начинал петь песню во время боя, то кровь стыла в жилах у врагов от ужаса, руки с оружием опускались и ноги подкашивались.

Шло время, слава о великом Мастере меча расходилась с людской молвой всё шире и шире по стране.

Прознали о нём и серые люди…

И решили они, что не должно быть у моголов такого сильного воина. Воина, который мог повести за собой в бой не одну тысячу ратников и выиграть любую битву.

Долго думали серые люди – как же избавиться от Мастера Меча… И придумали…

Однажды к Мастеру Меча приехал Старший Городского отряда стражей – отряда, который защищал сам Город от бандитов и мятежников, которых в то время было очень много.

Приехал сам, даже без своей охраны, что бы выразить Мастеру Меча свои глубочайшие почтение и уважение. Низко кланяясь, Старший Городского отряда стал просить Мастера поехать с ним в Город. В Городском отряде заболел наставник охранников – дела его плохи и вряд ли он в ближайшее время встанет со своей кровати. И некому стало готовить   молодых стражей Города.

Подумав, Мастер Меча согласился. Его родному селу и окрестностям бандиты уже не угрожали – об этом Мастер сам позаботился, а сельские ребятишки уже неплохо умели владеть оружием. Можно было и Городу помочь пока их наставник не выздоровеет.

С первых же дней в Городе Мастер с головой окунулся в подготовку молодых стражей. С самого утра до позднего вечера он обучал стражей владеть мечом. Но процесс на его удивление шёл очень медленно — то ли молодые стражи были не сильно старательны, то ли Мастер не смог подобрать к молодым стражам тех ключиков, которые позволяют отрыть сердца учеников и общаться от сердца к сердцу…

Однажды, в конце особо тяжёлого дня, когда Мастер словно упёрся в стену в общении с молодыми стражами, к нему подошёл один из старших учеников.

— Сэносэи! — обратился к нему ученик.

— Я не Сэносэи. Я – Мастер Меча, — отрезал Мастер.

— Я знаю, Сэносэи. Вы наверно тоже заметили, что между Вами и нами, стражами, словно стена стоит. Мне искренне жаль Вас, Сэносэи. Я и старшие ученики видим, как Вы мучаетесь с нами, и очень хотим Вам помочь. Дело в том, жизнь в Городе несколько отличается от той, к которой Вы привыкли в своём селе. За постоянными тренировками, Вы этого не замечаете. Походите вечером по Городу, посидите в корчмах, пообщайтесь с многоуважаемыми горожанами. Ой, Сэносэи, извините, я совсем забыл – ведь Вы не привыкли ещё к ценам в Городе. Вы наверно до сих пор всё меряете мерками своего села. Я поговорю с моим папой, Вы его знаете – он Старший Городского отряда стражей. Он распорядится, что бы Вам, Сэносэи, выдавали больше денег. И ещё, если Вы хотите что бы стражи обучались легче, нужно что бы они Вас уважали. А для этого постарайтесь для начала свыкнуться с обращением «Сэносэи». Ведь Вы действительно Сэносэи для нас – глубокоуважаемый наставник. Если Вы не против, Сэносэи, то я мог бы стать вашим советчиком в вопросах общения с молодыми стражами, ведь я лучше знаю традиции нашего Города.

Долго думал Мастер Меча. Ученик всё это время тихо стоял рядом, не мешая Мастеру думать. Только изредка, край плаща ученика случайно касался Мастера, словно говоря тем самым: «Вот видишь, я рядом, я жду, я надеюсь на тебя, на то, что ты примешь правильное решение».

— Хорошо, я согласен. Давай попробуем, ученик. Если это поможет быстрее обучать стражей, то стоит попробовать, — ответил Мастер.

 

Со следующего дня уже все ученики обращались к Мастеру «Сэносэи», стараясь при этом всячески выказывать своё почтение и уважение. Обучение пошло значительно быстрее, ученики день ото дня двигались всё лучше и лучше, но всё ещё не так, как хотел Мастер.

Как то, Мастер заметил, что во время тренировки ученики работают с ним не в полную силу – атакуют гораздо медленней и не так сильно, как они уже были способны двигаться. Хотя между собой ученики работали с полной отдачей. Когда же Мастер спросил их – почему они с ним не работают так, как они уже могут, ученики ответили, что они из глубокого уважения бояться оскорбить Сэносэи тем, что могут сорвать его объяснения во время демонстрации техники, поэтому и не атакуют в полную силу. Поверил им Мастер.

Шли день за днём, одна тренировка сменяла другую, один отряд молодых стражей сменял другой, дни складывались в недели, недели в месяцы, месяцы в годы…

Мастер уже давно привык что его называют «Сэносэи», привык к Городу, к порядкам которые там царили. Иногда Мастер вечерами ходил в корчмы, где общался с многоуважаемыми жителями Города. Порой многоуважаемые жители приглашали Мастера в гости к себе в дома, где в его честь устраивались вечера с танцами и пениями.
bal Постепенно, многоуважаемые жители донесли до Мастера мысль, что не пристало ему, Великому и непобедимому потеть на тренировках, тратя свои силы на молодых стражей, ведь гораздо приятнее провести вечер в кругу уважаемых людей, или танцуя с молодыми красивыми девушками. А какие могут быть танцы, если от Мастера пахнет потом, да и сил у него уже не остаётся на танцы после напряжённых тренировок. Ведь девушки любят танцевать с красивыми, гордыми и умеющими кружить их в танце. И был Мастер окружён всеобщей любовью, вниманием, почётом и уважением, ведь он одним только своим присутствием в Городе защищает его от бандитов и мятежников, которые, услышав о Великом Сэносэи, разбегаются в ужасе как можно дальше от Города и его окрестностей.

Но вот однажды, мастеру захотелось выйти за стены Города (город был окружён высокими каменными стенами) и наведаться в родное село.

По дороге Мастеру встретился старик, который узнал его и решил поговорить с ним.

— Здравствуй, Мастер, давно я тебя не видел, — начал было он.

— Как ты смеешь, оборванец нищий, застенышь немытый, обращаться ко мне, уважаемому Городскому Сэносэю, наставнику Городских стражей, не должным образом, не выказав всей глубины уважения и почтения ко мне? — воскликнул Сэносэи и решил научить старика уму-разуму. Поднял с земли он палку и хотел побить старика за неуважительное отношение к себе.

Но, не тут то было. Оказалось, что годы, которые Сэносэи провёл в Городе, ослабили его, он растерял все свои навыки Мастера Меча, кружа девушек в танцах, тело его потеряло былую гибкость, а мышцы силу от обильной еды и питья в корчмах…

Легко отбил старик все атаки Сэносэи и сам немножко поколотил его. Несильно. Так, что бы Сэносэи вспомнил, что когда-то он был Мастером Меча, что нельзя забывать традиции своего рода, нельзя нарушать воинский обет…

Сел, побитый стариком Сэносэи, прямо на дорожную пыль и горько заплакал… Понял он, что сыграл с ним Город злую шутку, превратив из Мастера Меча в Сэносэи. И горькие слёзы оставляли на пыльных щеках Сэносэи, который когда-то был Мастером Меча, мокрые дорожки. Но не обращал Сэносэи на это внимания. Не замечал он ни дорожной пыли, ни солёных слёз, которые текли из его глаз, ни боли от синяков и ссадин, которые оставил ему старик в науку. Ничего вокруг не замечал Сэносэи – было ему очень и очень плохо от стыда и понимания того, во что он превратился в Городе. Но слёзы, катясь из глаз, смывали не только дорожную пыль с лица.  Словно мутная пелена стала спадать с его глаз и сердца…

Сел старик рядом с Сэносэи в дорожную пыль и обнял его за плечи.

— То, что ты плачешь, Сэносэи, это хорошо, — сказал старик. — Значит не всё ещё потеряно. Слёзы смоют с твоего сердца всё наносное, всё то, что закрывало его от света долгие годы. Плач, Сэносэи, плач. А я посижу рядом.

Хотел Сэносэи возразить старику, но не смог. Воспоминания нахлынули на него. Сэносэи вспомнил то, что уже многие годы не тревожило его сердце.

Братьев, которые погибли, спасая его от бандитов…

Своего наставника, который обучал его как обращаться с мечами и которого растерзала озверевшая толпа бандитов, от которых тот защитил маленькую девочку. Защитил ценой собственной жизни…

Кузнеца, который обучал ковать железо Мастера Меча, когда тот был ещё мальчишкой. Кузнеца, который в одиночку перекрыл собой ущелье от бандитов и сдерживал их столько, сколько было нужно, что бы дети и женщины села, где он остался последним мужчиной, смогли убежать…

Барда, которому бандиты вырвали язык за то, что он пел песни о свободе. Вырвали язык, но не лишили голоса – бард остался сильнее их и скрипкой своей вселял в сердца людей надежду…

Детей соседнего села, которые спрятали полуживого от полученных ран Мастера от преследовавших его бандитов, когда тот был ещё обычным юношей и втайне от всех выходили его…

Женщину, которая ценой своей жизни спасла своего ребёнка, закрыв его от стрелы…

Девушек, которые, не смыкая глаз, ухаживали за ранеными и искалеченными…

Воспоминания захлёстывали Сэносэи одно за другим, разжигая его сердце…

— Ну всё, вставай! – окликнул его старик —  Нехорошо в дорожной пыли сидеть – плохая это примета. По дороге нужно идти, а не сидеть в пыли. Только идущим дорога даёт силы. Давай-давай, вставай! Тебе нужно вернуться в Город. Только помни – человек жив до тех пор, пока его помнят. Плохо ли, хорошо ли, но помнят. До тех пор пока человек согревает сердца тех, кто его помнит. Ну, вставай же! Давай! Тебе нужно сделать выбор – будут ли люди веками помнить тебя как Мастера Меча, или забудут через пару лет как очередного Сэносэи, которых было уже великое множество и никто не утруждает себя запоминанием их имён.

mechnick Стоял на дороге старик и смотрел вслед удаляющемуся Мастеру Меча. И знал он, что горячее сердце Мастера уже не позволит ему вновь стать Сэносэи.

 

— Вот и сказочке конец, а кто слушал – молодец,  — сказал дедушка Ыхгыр.

— Но ведь это не конец сказки, дедушка Ыхгыр!

— Правильно внучек…Сказка как и жизнь – никогда не заканчивается. И каждый сам извлекает из сказки уроки для себя, как, впрочем, и из жизни. Если конечно видит их, эти уроки…

 

 

Механькин М.Г.
16 декабря 2012 г.

Странички Максима | Дата добавления: 16th Декабрь 2012